?

Log in

Игра мускулами: почему ультиматум Тиллерсона не имеет смысла - Ливия! Каддафи! Свобода! [entries|archive|friends|userinfo]
Свободная Ливия

[ website | За Каддафи и его народ! ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Игра мускулами: почему ультиматум Тиллерсона не имеет смысла [Apr. 12th, 2017|01:58 pm]
Свободная Ливия

libya_free

[ogneev]
Оригинал взят у ogneev в Игра мускулами: почему ультиматум Тиллерсона не имеет смысла



Госсекретарь США Рекс Тиллерсон поставил России ультиматум. Москва должна выбрать между Асадом, которому, как он считает, осталось недолго править, и странами Запада. Об этом он заявил по итогам встречи глав МИД стран G7 в Лукке. В Москве отказались считать это ультиматумом, назвав заявление госсекретаря игрой мускулами. Дмитрий Родионов считает, что выбора на самом деле у России нет, и объясняет, почему важна поддержка Асада.

Вчера в Москву прибыл госсекретарь США Рекс Тиллерсон. В России он далеко не в первый раз. До этого он неоднократно посещал нашу страну в качестве главы "ExxonMobil", даже встречался с российским лидером. Сейчас он впервые приехал в качестве главы внешнеполитического ведомства своей страны. И приехал, судя по всему, не в лучшем настроении. Приехал еще вчера в обед, однако официальная встреча с российским коллегой пройдет только сегодня. А вот встреча с российским президентом, которая выглядела бы логичной, не планируется.

Повторюсь, приехал он явно не в лучшем настроении. А какое тут может быть настроение, когда отношения новой администрации США с Москвой резко испортились, даже не начавшись, и привез он в свой первый визит в Москву ни много ни мало ультиматум России: определиться, с кем она, с Асадом, "Хезболлой" и Ираном или с "цивилизованным человечеством"?

Понятно, что в Москве этот ультиматум не примут, понятно это и для Тиллерсона. Он человек из крупного бизнеса и понимает, что так дела не делаются, но работа есть работа. Тут чисто формальность: он приезжает, доводит позицию Америки, получает позицию России, уезжает. Визит тут больше для протокола, все это можно было и по телефону обсудить, да и вообще можно было не обсуждать: лидеры России и США недвусмысленно пояснили свою позицию по сирийскому вопросу.

Впрочем, на что хотелось бы обратить внимание: у нас эта позиция с самого начала даже не с 2015 года, когда Россия пришла в Сирию в качестве полноправного игрока, а с 2011, когда там все началось. При том, что у администрации Трампа мы в последние две недели наблюдали потрясающие кульбиты от "Нашим приоритетом больше не является цель убрать Асада, наш приоритет — реально понять, что делать" до "Политическое урегулирование конфликта, пока Асад у власти, невозможно в принципе" в исполнении постпреда США при ООН Никки Хейли.

Российская позиция состоит в том, что мы в Сирии боремся с терроризмом, а не защищаем власть одного конкретного человека. И в этом мы более чем последовательны. В отличие от американцев, которые тоже неустанно твердят о необходимости борьбы с терроризмом, но действуют так, как будто они специально им помогают. Что это: намеренная игра на поле террористов или вопиющая политическая безграмотность и непонимание ситуации, что отражается в отсутствии какой-либо четкой стратегии?

Кстати, не зря спикер ИГИЛ Аби аль-Хасан аль-Мухаджир назвал Трампа "идиотом, который ничего не понимает ни в Сирии, ни в исламе". Трамп реально демонстрирует подобное непонимание. А как вам признание Эрика Трампа о том, что на решение бомбить Сирию повлияла реакция дочери президента, которая так сильно впечатлилась кадрами с жертвами химатаки в Идлибе? Извините, но людей с такими нервами и таким подходом близко нельзя подпускать к власти.

Что хочет от Сирии Трамп — это отдельная и долгая тема. Другой вопрос, чего хотим мы? Конечно, можно вновь повторить официальную точку зрения Кремля о том, что в этой стране мы боремся с ИГИЛ. А поддержка Асада обусловлена тем, что он легитимный президент и многие сирийцы за него, что признают даже его враги.

Нет, на самом деле, Асад, конечно, тиран в современном западном понимании (хотя в этом смысле на фоне своего отца он выглядел необычайно прогрессивно), да и вообще не ангел. Сегодня я слышу слова некоторых наших экспертов о том, что "партия войны" в Дамаске действительно могла быть причастна к химатакам, что Асад либо ее не контролирует, либо вовсе повязан. Можно припомнить ему репрессии в отношении политических оппонентов. Можно обвинить в коррумпированности чиновников, резком росте социальной напряженности после большой засухи в конце прошлого десятилетия. Можно припомнить многое. Но есть одно "но".

Единственная альтернатива Асаду, реальная альтернатива сегодня, - это те, кто борется с ним с оружием в руках. Повторюсь, не те, которые шумят в Женевах, называя себя "сирийской оппозицией", за которыми никто не стоит, а те, кто сегодня имеет оружие. Кстати сказать, американское оружие. И не только "умеренные", но и натуральные террористы из ИГИЛ и Аль-Каеды.

Это те люди, которые режут головы, даже детям, на камеру поедают человеческую плоть, используют мирных жителей в качестве живого щита (бог с ним даже с химатаками, хотя и они были до этого и неоднократно). Это сегодня альтернатива Асаду. И недаром Путин в недавнем разговоре со своим итальянским коллегой провел ассоциацию с Ираком 2003-го, где тоже американцы пытались найти химическое оружие, в итоге так ничего и не нашли, позволили дикарям убить законного президента, разворошили страну и на долгие годы погрузили ее в хаос.

В случае падения Асада придут вот эти. И точно также повесят Асада по приговору фейкового суда. Хотя нет, скорее поступят, как с Каддафи, все же в Ираке при американской оккупации сохранялась видимость цивилизованности и законности.

Но, если гипотетически представить себе, что Асад уходит или его свергают, никто не продержится на его месте долго. Будет то же самое, что после свержения Каддафи в Ливии — война всех против всех до полного уничтожения. Собственно, в Сирии она уже идет, и единственный, кто не позволяет скатиться стране в полный хаос, — это Асад, каким бы он ни был. Дело даже не в том, сколько процентов территории он контролирует. Он легитимный президент, у него есть правительство и инструменты осуществления власти и контроля, органы социального обеспечения населения, в отличие от тех, других, которые в лучшем случае могут предложить людоедский "халифат", а в худшем — полную анархию.

Мне приходилось общаться в Москве с беженцами из Сирии, которые из-за политических преследований покинули родину еще при Хафезе, как и позже уже при Башаре. Так вот сегодня они все едины в поддержке Башара, а некоторые вернулись воевать за него. Они так и говорят, что Башар — сволочь порядочная, но другие еще хуже. В разы хуже.

Если не будет Башара Асада, будет тотальный хаос, который охватит целый регион, постепенно расширяя свои границы. Тут уже будет не смешно не только соседям, но и тем, кто находится далеко от места событий: и Европе, и России. Результат мы видим уже сегодня: миграционный кризис, захлестнувший Европу, и теракты, которые уже и до нас докатились. Не будет в Сирии власти — будет все то, что уже есть сейчас, только в два раза больше и страшнее.

Так что российский президент не лукавил, когда в 2015 говорил, что наша главная цель в Сирии — недопущение "джихадистов" к нам домой, в том числе наших же граждан, которые спокойной жизни в своей стране предпочли джихад на Ближнем Востоке.

Конечно, вмешательство России имело и иные цели. В первую очередь, это испытание собственных сил, впервые в новейшей истории за пределами страны, причем на удаленном от России участке фронта. И проверка самых современных и стратегических сил — ВКС. Где вы еще найдете такую возможность? Современные войны — это еще и соревнования ВПК стран, демонстрация военной продукции в действии. И России как одному из ведущих производителей оружия в мире нужна была эта площадка, которая в тысячу раз презентативнее, чем "Макс", "Ле-бурже" и "Фарнборо" вместе взятые.

Наконец, геополитический фактор: Москве необходимо было продемонстрировать всему миру, что не только одна страна может вести подобные операции в других частях планеты, что эпоха, о которой говорил окруженный врагами, но не сломленный Каддафи, в которой в мире нет России, кончилась, что Россия есть, и она готова отстаивать свои интересы даже в условиях противостояния западному миру. И что в Россию можно верить, что она не сдаст, как сдала до этого Милошевича, Хуссейна и самого Каддафи. Тут, кстати, добавляется еще и принципиальный фактор, фактор "нашего сукиного сына": каким бы ни был Асад, сдать его означает "прогнуться", а это недопустимо в условиях новой "холодной войны".

В Сирии Россия вернулась на мировую арену в качестве полноценного игрока на свое законное место, которое пустовало четверть века. Ну, может, еще не совсем вернулась, но точно наметила цель. Это игра слишком крупная. Здесь могут и должны быть компромиссы. Но ультиматумы?

Трудно сказать определенно, что именно двигает сейчас Трампом: желание продемонстрировать оппонентам готовность к жесткому диалогу с Москвой, чтобы снять обвинения в "пророссийскости", или, действительно, полное непонимание ситуации, неготовность быть президентом, пасование перед трудностями и всяческие метания. Или, может, импульсивность его дочери, которая имеет на него такое колоссальное влияние, что он готов под влиянием ее эмоций начать чуть ли не третью мировую.

Россия, как заявил Путин, готова потерпеть еще. Столько, сколько понадобится. А вот на что готов Дональд Трамп и его администрация — мы пока так и не поняли. Как не поняли и того, а предоставит ли ему политическая ситуация в его стране возможность выбора и ожидания чего-либо.

https://ruposters.ru/news/12-04-2017/ultimatum-tillersona


LinkReply